16:59 

Марковский кот

Motik71
Любовь - это бесценный дар. Это единственная вещь, которую мы можем подарить и все же она у нас остается.
10.03.2017 в 23:27
Пишет Nadhart:

Очередная история на Мотину Ночную.)))
Тут хочу сказать спасибо за идею не только Мотеньке, но и Викуле, а ещё месяцу марту и анекдоту.:-D

- Наум Аронович, и почему вы такой грустный?
- Сын женится.
- Зачем грустить, у других тоже сыновья женятся. И какое имя невесты?
- Степан.
- Да, действительно не еврейское имя.



Мотенька, за обложку :heart::heart::heart::heart: !

Марк устал и охрип, но был доволен. Его неожиданное выступление перед студентами сельскохозяйственной академии имело успех. И взять с собой Тима и Бима тоже было хорошей идеей. Правда, они, ошалевшие от незнакомой обстановки и обилия внимания, сейчас испуганно жались к Марку, порыкивая и поскуливая, но зато он наглядно продемонстрировал, с кем придётся работать добровольцам. Если, конечно, таковые будут. Но количество вопросов и интерес в глазах ребят давали определённые надежды. Возможно, Марк боялся загадывать, штат приюта скоро пополнится молодыми, инициативными, а главное — понимающими помощниками.

Приют для бездомных и брошенных животных — гордость и головная боль Марка. Он был полностью его детищем. Сколько нервов потрачено, сколько крови попорчено, но Марк выполнил задуманное. И пусть они время от времени сталкивались с трудностями… Ну хорошо, трудности приходилось преодолевать на каждом шагу, начиная с неудовольствия жителей близлежащих домов и заканчивая проблемами с финансированием. Приют существовал на деньги самого Марка и добровольные пожертвования. Благо, участок под него достался практически за бесценок, а отец подключил все свои связи и помог оформить документы так, что ни одна собака не подкопается. Но самая главная проблема не в деньгах и периодических пикетах перед воротами приюта, а в отсутствии персонала.
Платные должности в приюте были только у трёх человек: Леры, Аллы и Михалыча. Причём последний был, в общем-то, и не особо и нужен, потому что на ночь кто-нибудь всегда оставался, но старик, так же как и приютские подопечные, оказался практически вышвырнут на улицу, и добросердечный Марк просто не смог пройти мимо.

И они справлялись, но пару лет назад питомцев заметно прибавилось, и с каждым днём становилось всё больше и больше. Сыграл ли свою роль кризис, или всё же прав был Михалыч, говоря, что люди окончательно потеряли совесть и страх, Марк не знал. Но теперь им всем приходилось буквально жить в приюте. Хотя тот же Михалыч и так там квартировался в специально для него построенном маленьком домике, ночью выполняя обязанности сторожа, а днём помогая ухаживать за животными. Но даже так они выбивались из сил, и нужна была помощь. Марк размещал объявления на сайте приюта, просил помощи везде, где можно, и люди приходили, но надолго не задерживались. Оно и понятно: работа не из лёгких, не каждый выдержит. Конечно, они старались пристраивать своих подопечных в хорошие руки, и за долгие годы не сосчитать сколько животных обрели тёплые дома и любящих хозяев, но, к сожалению, гораздо большее количество оставалось жить здесь.

Звонок из академии, которую закончил и Марк, пришёлся как нельзя кстати. Ректор, прекрасно помнивший Марка, предложил ему выступить в студенческом клубе.
- Я не сомневаюсь, что вы найдёте помощь среди наших студентов, а у ребят появится возможность попрактиковаться.
- Павел Игнатьевич, - осторожно сказал Марк, - вы же понимаете, что платить за работу в приюте я не смогу? Но вот взять пару студентов в клинику для прохождения практики — это вполне в моих силах.
- Мой мальчик, - по-стариковски ласково обратился к нему Павел Игнатьевич. - У меня тоже есть своя корысть.
- Какая же? - напрягся Марк.
- Марк, - вздохнули с той стороны трубки, - про приют я, врать не буду, узнал случайно. А вот о твоей клинике легенды ходят. И естественно, если студенты в резюме отметят, что работали у тебя — пусть и бесплатно, - то шансы устроиться у них будут значительно выше.
- То есть ты мне — я тебе? - засмеялся Марк, тайком выдохнув от облегчения. Он уж подумал, что профессор попросит пристроить у себя какого-нибудь бестолкового родственника.
- Именно так, мой мальчик, именно так. Так на какой день назначить собрание клуба?

Марк с удивлением осматривал уютное помещение. В то время, когда он учился в этих стенах, здесь была просто пустовавшая из-за аварийного состояния и малых размеров аудитория, а теперь её и не узнать. Что-то среднее между кафе, библиотекой и комнатой отдыха. Пока он с почти мальчишеским восторгом оглядывался, его тоже не оставили без внимания. Все с интересом уставились на него, а после короткого вступления Павла Игнатьевича кто-то весело присвистнул:
- А мы думали к нам придёт благонравный старичок по типу доктора Айболита…
- Ну извините, что не оправдал ваши надежды, - улыбнулся Марк. - До пенсии мне ещё далеко.
- О да, - в голос произнесли сразу несколько девушек, и Марку показалось, что к ним присоединился кто-то из парней.
Чтобы разговор не ушёл в сторону, Марк сразу взял быка за рога. Собственно, говорить было легко. Ребята, что называется, были в теме — будущие ветеринары как-никак. Поначалу он, конечно, тушевался, не привык к такому вниманию, но потом освоился и уже спокойно отвечал на вопросы. Тим и Бим пугливо водили носами и настороженно смотрели на собравшихся — вдруг кто покусится на любимого хозяина. Марк рассказал и их историю: щенков подкинули в приют полуслепыми и отощавшими, пришлось повозиться, чтобы выходить. И все надеялись, что очень скоро они найдут своих хозяев, но малыши так привыкли друг к другу, что расставаться не хотели. Нет, пару раз их забирали, но через несколько дней возвращали с извинениями и виновато отведёнными взглядами. В чём причина, Марк понял, когда пришлось забрать домой приболевшего Тима. Тот скулил не переставая, отказывался от пищи и всё время сидел под дверью. Прекратилась эта собачья забастовка, когда Марк привёз скошенного тоской Бима. Собачий недуг быстро оставил Тимку, а Бим повеселел и начал осваивать территорию, решив, видимо, для себя, что этот дом им с приятелем очень даже подходит. Увезти псов обратно в приют Марк не смог, так и жили теперь втроём. И он был рад: псы не давали чувствовать одиночества и всегда охотно составляли ему компанию.

Как только вопросы перешли от существенного к личному, Марк понял, что пора сворачиваться. Девушки бросали в его сторону кокетливые взгляды и пригласили остаться на кофе. Отказаться возможности ему не дали, и Марк вынужден был согласиться. К сожалению присутствующих дам, интереса они у него не вызывали. Хотя нет, интерес был, но эстетический — девушки были красивы как на подбор, и практический — кто из них согласится помочь.
Когда приличия были соблюдены, кофе выпит, а разговоры потихоньку стали сходить на нет, Марк попрощался, оставил свои контакты и быстро ретировался.
Выйдя на крыльцо, он с удовольствием вдохнул свежий воздух, опустил Тима и Бима на землю и прицепил им поводки.
- Ну что, банда, гулять? - И собаки радостно завиляли хвостами.
Марк успел отойти только на несколько метров от здания академии, когда услышал за спиной заполошное:
- Стойте! Да подождите же!
Оглянувшись, увидел спешащего следом за ним одного из студентов. Марк его узнал — он, пожалуй, единственный, кто не задавал никаких вопросов, а просто слушал его очень внимательно.
- Возьмите меня этим… Ну как его? Волюнтаристом! - выдохнул парень, догнав наконец троицу.
- Кем, простите? - спросил Марк, еле сдерживая смех.
- Ну этим, помощником, в общем. Я справлюсь. Честно. И платить мне не надо!
- Вы хотели сказать — волонтёром? - уточнил Марк на всякий случай.
- Ага, им, - согласился парень. - И ко мне на ты лучше, а то как-то неудобно. Меня, кстати, Степан зовут, - представился он почему-то псам.

* * *

- Марк Наумыч, Христом Богом тебя прошу, убери ты этого ненормального куда-нибудь от греха подальше! - Михалыч прижал руки к груди, будто и впрямь молился. - Не убьётся, так покалечится! Не надо мне такого греха на старости лет!
- Хорошо, я поговорю с ним, - пообещал Марк, вздохнув. Ну что за наказание!
Степан пришёл в приют на следующий день после разговора. Мгновенно обаял немногочисленный персонал и с энтузиазмом взялся за дело. Ничего сложного ему, естественно, не поручали, так — почистить вольеры, раздать корм, но даже в этих простых делах он умудрялся накосячить. То перепутает собачий корм с кошачьим, то забудет после уборки закрыть клетку, то… Да что там, куда бы его не послали, он везде умудрялся найти место «подвигу».
Марк только вздыхал, как и сейчас, выслушивая рассказы о новых Стёпиных приключениях. И выгнать жалко — Стёпка каждый раз смотрел на него щенячьим взглядом, и куда ещё пристроить — непонятно.
- Отправь его бумажки раздавать у магазинов, - предлагал Михалыч. - Раздают же у магазинов рекламу. Вот и ты чего-нибудь про приют подумай. И нам польза будет, и его от беды убережём. Этот справится, с людьми у него явно лучше получается, чем с животинами. Только твоя парочка его и признаёт, остальные рычат и шипят.
Что правда, то правда. Непонятно по какой причине большая часть жильцов приюта Степана не жаловала — видимо, были обижены на его бестолковость. Только Тим и Бим приняли сразу, да ещё одна неразлучная парочка, старейшины приюта — ротвейлер Калигула и кот Пират. Оба благоволили этому недоразумению, и только благодаря им Степана царапали, но не кусали. Калигула, в силу своей непростой породы, большую часть времени находился в вольере, а вот Пират всегда и везде сопровождал Степана. И стоило только кому-то ощериться на незадачливого работника, Пират тут же стрелой нёсся к клетке ротвейлера, а тот внушительно рявкал на всю округу, по-собачьи осаживая зарвавшегося неблагодарного нахала. С котами было проще — там Пират справлялся своими силами: кому-то без предупреждения бил лапой по морде, а на кого-то предупреждающе шипел.
Марк подозревал, что без подкупа дело не обошлось, но оскорблять Пирата и Калигулу подозрениями не хотел, а Степана за руку никто не ловил.
- ...или к себе его забери, - между тем продолжал гнуть своё Михалыч, вырывая Марка из задумчивости.
- Куда к себе? - не понял он.
- Ну дык, знамо дело, в больницу.
- В клинику? И что он там делать будет? - спросил Марк.
- Ну а я откуда знаю, - пожал плечами Михалыч. - Там и решите. Так заберёшь?
Марку пришлось согласиться и пообещать, что да, заберёт. Наконец Михалыч оставил его в покое, И Марк пошёл искать Степана.
Говорить с ним не хотелось. И не потому, что Степан ему не нравился. Именно поэтому и не хотелось — нравился, и ещё как. Организм при их встречах отключал связь с головой и уходил в автономное плавание. Да так, что Марку приходилось вечно чем-нибудь прикрываться, чтобы не выдать себя и не напугать парня. В эти моменты он благодарил человека, придумавшего джинсы — плотная ткань хоть и доставляла определённый дискомфорт, но почти всегда удачно скрывала возбуждение. А ещё Марк теперь надевал халат, появляясь в приюте, чего раньше за ним не водилось, — ещё одно средство маскировки.
- Стёпу не видела? - спросил он у Аллы.
- Кота, что ли? - улыбнулась девушка.
- А у нас что, есть ещё Степаны? - Марк грубить не хотел, так получилось.
- Что, опять Михалыч нажаловался? - поняла Алла его раздражение. - Да не слушайте вы его! Нормальный парень, просто опыта не хватает.
- Угу, - почти согласился Марк. - Только я не понимаю, как он, с его-то талантами, собирается ветеринаром работать.
Алла странно посмотрела на него, но ничего не сказала, только кивнула за спину. Марк повернулся, и вот он — искомый объект — стоит в паре шагов от него и светит своей стоваттной улыбкой.
- Здрасте, Маркумыч! - радостно выпалил Степан, делая шаг вперёд. - Проверять нас приехали?
- Нет, с тобой поговорить, - строго сказал Марк. - Пойдём, пошепчемся.
Степан сразу потух, посмотрел на Марка виновато и обиженно одновременно, но безропотно пошёл вслед за ним.
- Стёпа, - Марк замялся. - Ты очень хороший помощник, и тебя все хвалят…
- Но? - перебил его Степан.
- Но… - Марк хотел сказать, что лучше для Степана будет найти что-нибудь другое, что работа с животными — не совсем его, но неожиданно для себя выдал: - Не хочешь поработать в моей клинике?
- А? - Стёпа открыл рот и с удивлением смотрел на Марка. Потом встряхнулся — ну точно как Бим или Тим после купания! - и спросил: - Вы сейчас пошутили, да?
«Да! Пошутил!» - хотел согласиться Марк, но вместо этого продолжил:
- Нет, я серьёзно.
- И что, платить будете? - хитро сощурившись, спросил Степан. Марк посмотрел на него взглядом «а не охренел ли ты, мальчик?», и Стёпка поспешил согласиться: - Я согласен! Когда приходить?
- В понедельник приноси документы, оформим тебя как положено, а пока можешь идти домой.
- Да я… - начал было возражать Степан, но Марк с нажимом повторил:
- Иди домой, Стё-па!
- А с учёбой как же? - не сдавался Степан.
- Решим, - отмахнулся Марк и развернулся, давая понять, что разговор окончен.

Клиника — гордость Марка. Он начинал тут всё с нуля и заработал немалый авторитет среди владельцев животных. От клиентов отбоя не было, в коридорах клиники всегда полно народа. Хотя клиника — это слишком громко сказано. В планах, конечно, были и расширение, и приобретение более удобного помещения, но это там — в будущем. Пока же большая часть денег уходила на приют — его Марк не бросит ни за что и никогда. Без помощи родителей у него вряд ли что-то получилось бы, так что это было по-настоящему семейное дело. Папа нотариус и мама бухгалтер — грех не воспользоваться, тем более они и сами были не против. Отец, являясь официальным владельцем, появлялся нечасто, а вот мама всегда была рядом, взвалив на себя всю финансовую и кадровую работу. Именно к ней привёл Марк Степана в понедельник утром.
- Вот, Наина Львовна, - на работе Марк именовал матушку по имени-отчеству, - прошу любить и жаловать — Степан, и он будет у нас работать по вечерам. Пока без оплаты, а там посмотрим.

- Сынок, а ты уверен, что этот мальчик тут к месту? - мама позвонила через полчаса после того, как Марк оставил Степана в её кабинете.
- Конечно, - ответил он с уверенностью, которой совсем не испытывал.
- Ну, тебе, конечно, виднее… - согласилась Наина Львовна, но что-то в её голосе насторожило Марка. «Неужели и тут успел отличиться?» - подумал он и пошёл искать своего нового сотрудника — где-то Степан потерялся, хотя от кабинета матери до кабинета Марка было пять минут хода черепашьим шагом.

Степан нашёлся выходящим с довольным видом из туалета, и Марк с раздражением подумал, не мучается ли парень запорами, иначе что можно было так долго там делать?
Ещё через час он задавал себе тот же вопрос, что и немногим ранее мама.
- Степан, - наконец сдался он, - как ты собираешься работать с такими знаниями. Давай посмотрим правде в глаза — ветеринар из тебя никакой.
- Почему ветеринар? - удивился Стёпка. - Я экономистом буду, - радостно просветил он Марка.
- Эко… А что ты тут тогда забыл?! - возмутился Марк.
- Так вы же сами позвали, - с самым невинным видом ответил Степан, и возразить ему было нечего.
«Ну и кто из нас двоих дурак?» - сам себя спросил Марк.
- А что ты в академии делал? - это уже вслух.
- Так это… С другом пришёл, - Стёпа смотрел на него честными глазами и светил смущённой улыбкой.
- И что мне с тобой делать? - вопрос не требовал ответа, но он прозвучал:
- Я мог бы много чего предложить, но, боюсь, вы мне морду набьёте и выгоните. А я очень полезный, да, - Степан кивнул в подтверждение своих слов. - Доктор из меня не выйдет, но вот в другом я вам очень даже могу помочь. У меня уже есть кое-какие предложения. Давайте после работы посидим где-нибудь, и я вам всё-всё расскажу.
Пришлось приглашать его к себе — дома дожидались прихода хозяина Тим и Бим, - иначе не отстанет. Это Марк уже понял. А так, может, обойдутся малой кровью.

* * *

Как Марк и предполагал, большинство Стёпкиных идей были бредовыми, но одна его заинтересовала. Хотя… Всё опять упиралось в финансы, которых не было.
- Да не переживайте вы! - с жаром убеждал его Степан. - Я ребят подключу. Мы такую кампанию развернём! - он так и светился энтузиазмом.
- Стёп, какая кампания? - пытался спустить его Марк с небес на землю. - Это деньги, и немалые. А у нас их нет.
- Будут! - уверял Степан. - Вы согласны?
- Да я не против, но… - опять возражал Марк. Гостиница для домашних животных — это вам не приют для бездомных бродяг. Она бы со временем окупилась, но опять всё упиралось в ненавистные деньги. Прежде чем стричь доходы, нужно самому вложиться, и хорошо, а у Марка не было свободных средств.
- А я вам говорю, всё у нас получится! - горячился Стёпка. Сидящие у его ног собаки подтявкивали, словно поддерживали и соглашались.
«Сговорились», - устало подумал Марк и уткнулся в кружку с остывшим чаем, чтобы не отвечать.
- Маркумыч, я вам завтра принесу предварительный план… Нет, через неделю — за ночь я не успею, - Степан принял молчание за согласие. - Сами всё увидите. Вы же меня теперь не выгоните? - неожиданно спросил он, с подозрением посмотрев на Марка.
- Стёп, а что ты будешь у меня делать? - Хотелось уже выставить эту пиявку за дверь, а ещё больше — затащить в спальню, но нельзя. Поэтому только за дверь.
- Ой, да что угодно! Я могу и уборщиком у вас работать, и санитаром. У вас же тоже должны быть санитары, как и в нормальных больницах?
Марк хотел сказать, что санитары им не нужны, но решил, что проще согласиться. А там, глядишь, Стёпка остынет и сам незаметно исчезнет.

Вопреки ожиданиям, Степан действительно оказался полезен. Во-первых, стал незаменимым помощником Наине Львовне, переняв половину её обязанностей. Во-вторых, неплохо разбирался в компьютерах, и Марку теперь не нужно было вызывать кого-то со стороны, когда возникали проблемы — а с его технической криворукостью происходило это регулярно. В-третьих, у Стёпки была какая-то фантастическая способность располагать к себе людей. Марк, например, с лёгкостью находил общий язык с животными, а вот их хозяева доводили иногда до белого каления. И тогда на помощь приходил Стёпка, заговаривая зубы особенно нервным, пока Марк осматривал их питомцев. Про то, что все просто без ума от Степана, говорить и не стоило.
И только Марк хмурился и раздражался. Ему всё труднее было удерживать себя в руках рядом с Котом. Да, теперь и он всё чаще называл Степана этим прозвищем. В парне действительно было что-то неуловимо-кошачье: то ли во внешности, то ли в движениях, то ли в поведении. И фамилия у него подходящая — Котов.
Чем больше узнавал Марк о Степане, тем сильнее осознавал, что всё — влип, и как из всего этого выбираться, не имеет ни малейшего понятия.
Вполне возможно, если бы они переспали, Марк бы быстро потерял интерес к парню. Хотя кому он врёт! Стёпку хотелось привязать к себе и не отпускать.
Марк ревновал его ко всем: к своей ассистентке, к клиентам, к пациентам, да даже к собственной матери. И это всё было похоже на помешательство. Надо было что-то решать, но для этого необходимо остаться хоть ненадолго одному, а Кот, кажется, был везде, не оставляя Марка в покое: на работе постоянно крутился возле, провожал Марка домой (словно девушку, право слово!) и нагло заваливался в гости без приглашения, говоря, что соскучился по Тилибомам. Тим и Бим, которых со Стёпкиной лёгкой руки теперь так называли все, новую кличку одобрили и охотно на неё откликались. Кота встречали как родного, гулять с ним — всегда пожалуйста. Марк только за голову хватался — слишком много Степана вокруг него. И это было и хорошо, и плохо. Оставалось ждать взрыва, а то, что он будет, Марк не сомневался. Его ранее непоколебимое спокойствие доживало последние дни.

Настроение с утра было отвратительное. Марк проспал, что не случалось с ним уже давно. Погода не радовала — за окном было хмуро, ветрено и дождливо. Как следствие, псы отказались гулять, по-быстрому сделав свои дела и потянув Марка по направлению к дому.
- Вот только попробуйте мне луж наделать! - пригрозил он им, уходя на работу.
«Обижаешь, хозяин! Мы собаки воспитанные!» - укоризненно сказали ему собачьи взгляды.
На работе тоже случился неожиданный наплыв пациентов, мать предупредила о какой-то проверке, компьютер опять завис, и к обеду Марк чувствовал себя выжатым как лимон, и таким же кислым.
Последним на сегодня был хаски Грэм. Создание обаятельное, но абсолютно невоспитанное. Хозяйка ахала и охала, уговаривая его быть хорошим мальчиком, пёс бегал по кабинету и становиться послушным не спешил. Обычно Марк легко справлялся с ним, но конкретно сейчас готов был придушить.
- Сидеть! - рявкнул он. Приказ выполнили все: ассистентка Марка и хозяйка пса уселись на стулья, а Грэм шлёпнулся пушистым задом прямо посередине кабинета. Марк чуть помедлил, строго оглядев всех, и тут словно чёрт из табакерки в дверь ворвался Степан.
- Помощь нужна? - неприлично жизнерадостно поинтересовался он.
- Давай его на стол, - кивнул Марк в сторону собаки.
Степан молча — видимо, почувствовал атмосферу — поднял Грэма на руки и понёс к столу.
- Умница, красавчик, - приговаривал Кот, усаживая пса на смотровой стол.
- Балбес, - тихо, чтобы не услышала хозяйка, добавил Марк.
- Злой вы, Маркумыч, - так же тихо произнёс Степан. - И за что я вас только люблю?!
Марк удивлённо посмотрел на него. Кот алел ушами, но взгляд не отводил.
«Это он что, мне в любви сейчас признался? Да ну, опять дурачится!» Грэм рыкнул, И Марку пришлось заняться своими прямыми обязанностями, отложив на время разговор.

- Это что было сейчас?! - Марк ворвался в маленькую кухоньку, где они обычно перекусывали. - Ты что себе позволяешь?
- А что я позволяю? - Кот на него не глядел, отвернулся к окну и внимательно высматривал что-то на заднем дворе.
- Там, в кабинете!.. - Марк от возмущения растерял все слова.
Степан поднялся, прошёл мимо него к выходу, выглянул в коридор, захлопнул дверь и провернул в замке ключ. У Марка похолодело внутри — таким серьёзным он Котова ещё не видел.
- Сказал как есть, - с вызовом сказал Стёпка, подходя вплотную к Марку. - Я же вижу как вы на меня смотрите — как кот на сметану. И вообще, это вы старше и опытней, а ведёте себя как испуганная первокурсница.
Марк опешил от такого напора и не находился с ответом. А Степан снял очки, отложил их на стол и поцеловал Марка жёстко и требовательно.
- А теперь можете набить мне морду. Но лучше пригласите в гости. С ночёвкой.
- Не пожалеешь? - к Марку с воздухом вернулся и дар речи. - Я же не отпущу потом.
- А и не отпускайте. Что я, против, что ли? - улыбнулся Кот, расслабившись.

Марк и не отпустил. Вещи они перевезли сразу, как только выбрались из постели. Ну хорошо, не сразу — работу никто не отменял. Но вечером точно.
Наина Львовна сразу догадалась о перемене в их отношениях и только тихонько вздыхала, когда её никто не видел. Стёпочка — прекрасный мальчик: умный, воспитанный, будущий экономист опять же. Но имя, имя у него такое… Ну да и бог с ним, лишь бы её мальчики были счастливы.
Тим и Бим перемен не заметили, разве что теперь и по утрам их стали выгуливать два хозяина, а раньше весёлые прогулки с Котовым были только по вечерам, да и то не каждый день.
Стёпка быстро освоился у Марка, словно всегда тут жил. Как настоящий кот, пометил своими вещами каждый уголок квартиры. И на Марке тоже оставил свои метки, постоянно их обновляя. Идея с гостиницей очень быстро переросла в проект, и дела уже шли полным ходом практически без участия Марка — Степан всё взял на себя. К весне они планировали принять первых постояльцев, как раз начнётся сезон отпусков. Заявки уже были, и Марк ужасно переживал, что что-то сорвётся и они не успеют. Кот успокаивал его, а когда слова не помогали, прибегал к радикальным мерам. После такого Марк мог только глупо улыбаться. Правду говорят: коты — лучшие антидепрессанты. А у его Кот вообще особой породы — Марковской, с таким не пропадёшь!




@темы: История к истории

URL
Комментарии
2017-03-11 в 17:28 

Vinston
можно всё, главное -не спалиться...
Motik71, :lol: анекдот араловский!:lol: побежала читать:dog:

2017-03-11 в 17:51 

GABRIELL_&
GABRIELL_&
Motik71, чо та ржу с анекдота! Пошла культурно читать.

2017-03-11 в 18:37 

Motik71
Любовь - это бесценный дар. Это единственная вещь, которую мы можем подарить и все же она у нас остается.
Vinston, GABRIELL_&, анекдот прекрасен просто, да)))))

URL
2017-03-11 в 21:09 

MiaGaia
Motik71, :dance2::kiss::bigkiss: генератор идей :heart:
я как и Vinston, побежала читать :winnie::dog::dog::dog::ping::doggy:

   

Моторчик

главная