Моторчик

03:13 

Вместо Ночной)

Motik71
Любовь - это бесценный дар. Это единственная вещь, которую мы можем подарить и все же она у нас остается.
подарок нам от Иры Сэриэль.:bigkiss:



Название: Младший брат
Бета: wal
Рейтинг: R
Жанры: Романтика, Ангст, Драма, Повседневность, ER (Established Relationship)
Размер: Мини
Описание:
Два молодых парня после учебы решают жить вместе. Они любят друг друга и надеются жить долго и счастливо. Но вот к одному из них приезжает брат. Он приезжает ненадолго, но не подозревает, что старший брат - гей...


1. Пол

День неспешно клонился к вечеру. Пол немного поплутал с непривычки по незнакомому кварталу, однако вскоре вырулил наконец на нужную улицу и, опустив стекло машины с водительской стороны, умиротворенно и чуть-чуть мечтательно улыбнулся.
Справа и слева тянулись дома. Самые разные — в один и два этажа, кое-где попадались и в три. Заходящее рыжее солнце освещало крыши из рубероида и дранки, однако в самом конце улицы гордо возвышался один, покрытый черепицей. С кирпичного цвета стенами, с двумя этажами, чердаком и подвалом, а также с небольшим, но очень уютным садиком. Их с Норманом дом, куда они переехали всего пару недель назад.
Ветер упруго бил в лицо, разнося по салону упоительный запах свежескошенной, умытой дождем травы, а еще яблок. Тихонько перекликались в кронах деревьев птицы, и вообще воздух дышал покоем и негой. Как всего этого не хватало Полу, пока он учился в университете! Однако теперь они с Норманом закончили обучение, Пол получил после смерти родителей небольшое наследство, и они смогли, наконец, зажить вместе. Полноценной семьей, как давно мечтали. Он и Норман. Тот, кого он давно и всерьез любит.
Пол неспешно вырулил на дорожку, ведущую к гаражу, и бросил беглый взгляд на окно кухни. Оно было слегка приоткрыто. Норман дома. Впрочем, это было Полу и без того прекрасно известно. Еще час назад, закончив дела, он позвонил любимому.
— Я скоро буду, — проинформировал он.
— Окей, жду, — радостно откликнулся Норм.
И вот теперь Пол с трепетом в сердце заходил в дом. Он до сих пор необычайно остро ощущал этот трепет. Наш дом! Слова волновали, поднимая из самых потаенных глубин существа нечто сокровенное…
Познакомились они с Нормом еще в университете. Тот учился на филологическом на год старше, был умен, плечист, приятен лицом, а еще чертовски обаятелен и невероятно скромен. При разговоре Норм улыбался застенчиво и смотрел вниз. Вот в эту-то улыбку и втрескался тогда Пол.
Сам он, в противоположность Норману, был худ, подвижен, обладал острым языком и бойким характером. Казалось, они были такие разные, и в то же время удивительно гармонично дополняли друг друга.
Никто из них не думал тогда, что случайный роман продлится долго. Однако минул год, за ним другой, и вдруг в один прекрасный день парни осознали, что увязли в чувствах по самую маковку. Что уже не могут вообразить себе жизни порознь, да и не хотят, в общем-то, этого делать. А поняв, приняли твердое решение по окончании учебы съехаться.
Что, собственно, и произошло не так давно.
Пол остановился и потянул носом воздух. С кухни доносились какие-то восхитительные запахи.
— Норм! — закричал он, кидая портфель на стойку. — Я дома!
— Я на кухне! — откликнулся тот.
Лицо Пола вновь озарила мечтательная улыбка. Пройдя на кухню, он подошел к любимому и осторожно, но крепко обнял его.
— Привет, — прошептал он в самое ухо.
— Привет, — откликнулся Норм.
Перевернув на сковородке мясо, он наконец обернулся и поцеловал Пола.
— Ну как, приняли тебя в рекламное агентство? — спросил он.
— Да, с понедельника приступаю.
— Я так и думал. А потому решил приготовить праздничный ужин.
Пол с интересом заглянул Норману через плечо.
— А что это будет? — поинтересовался он.
— Стейк с овощами.
— На сковородке?
— Ну да. За отсутствием гриля.
Пол подошел к плите, приподнял крышку второй сковородки и перемешал деревянной лопаточкой овощи.
— С моей получки надо будет обязательно купить гриль, — предложил он.
Норман хмыкнул.
— Если перебрать то барахло, что ты перетащил из отчего дома, то там, возможно, и гриль найдется.
Теперь скептически хмыкнул Пол.
— Сильно в этом сомневаюсь. Скорее там обнаружатся наши с Чаком игрушки.
При этих словах Норман в голос рассмеялся, а Пол, о чем-то вспомнив, напрягся.
— Что случилось? — поинтересовался Норм, мгновенно всей кожей почуяв неладное.
Пол виновато опустил глаза.
— Прости, пожалуйста, он днем позвонил.
— Кто?
— Чак, мой младший брат. Он завтра приезжает.
— Проклятье!
От души шваркнув прихваткой, Норм тяжело оперся о столешницу. Постоял несколько секунд, закрыв глаза, потом встрепенулся и, сняв крышку со сковородки, принялся переворачивать стейки.
Пол осторожно приблизился и положил руку Норману на плечо.
— Норм, — позвал он тихо.
Тот молчал. С силой хлопнув крышкой о сковородку, отрегулировал огонь.
— Кажется, у нас проблемы? — откликнулся он в конце концов и, обернувшись, посмотрел Полу прямо в глаза.
Последние лучи заходящего солнца скользили по белой деревянной мебели, по декоративной деревянной полке из цельного ствола сосны, обпиленного по краям, по небрежно брошенному на стул клетчатому красно-белому пледу.
В глазах Нормана Пол читал тоску. Они только-только начали жить вдвоем. Еще не прошло ощущение эйфории. Обоим хотелось как можно больше времени проводить вместе. Но…
— Чак на дух не переносит геев, — проговорил Пол тихо. — Поэтому да, у нас проблемы.
Норман устало провел ладонью по лицу, тяжело вздохнул и наконец снова поднял взгляд.
— Он ничего не знает?
Пол покачал головой.
— Даже не подозревает. Нам придется некоторое время поиграть в друзей.
— Не самая приятная перспектива.
Огорчение Нормана отзывалось в душе Пола неподдельной болью, но что он мог поделать? Подойдя к любимому, он с силой обнял его и положил голову на плечо.
— Когда-нибудь, — заговорил он, и Норман перевел на него заинтересованный взгляд, — я все скажу Чаку. Обязательно. Но не сейчас.
— Почему?
— Мы недавно потеряли родителей.
— Да, я знаю.
— Мне легче — у меня есть ты. А у Чака никого, кроме меня, нет.
Норман задумался над словами Пола, вздохнул прерывисто.
— И сколько это будет длиться?
— Не знаю, Норм. Я у него спрошу и сразу тебе скажу, обещаю.
— Что ж…
Норман расправил плечи, явно приняв какое-то решение. Улыбнулся через силу и проговорил:
— Мы справимся.
Как вдруг, не успел Пол ничего ответить, Норман встрепенулся:
— Мясо чуть не сгорело!
С хохотом бросились выключать огонь. Приподняв одну за другой крышки, Пол изучил содержимое сковородок.
— Слава богу, все обошлось, — провозгласил он. — Не хотелось бы есть горелое мясо.
— Впредь тебе будет наука — не говори таких вещей под руку.
— Так что же ты решил?
— А что тут можно решить? Придется некоторое время делать вид, что я тебе просто друг. Что мы вместе снимаем дом и вообще я не хочу тебя каждый день с утра до вечера.
Пол не то в шутку, не то всерьез предупредил:
— Только не заиграйся.
Норман бросил на Пола лукавый взгляд. Тот облизнулся.
— Кажется, мы с тобой не успели опробовать вот этот стол, — проговорил Норман вдумчиво.
Подошел ближе и положил ладонь Полу на ягодицу.
— В каком смысле? — спросил тот хрипло.
Сердце его пульсировало, мощными толчками разгоняя кровь. Та бурным потоком неслась по жилам, гулко билась в ушах. Норман склонился, зубами осторожно прикусил плечо Пола. Заглянул в потемневшие от страсти глаза и прошептал:
— Вот в этом самом.
Тот в ответ рыкнул и, с силой прижав к себе Нормана, объявил:
— Только на этот раз снизу будешь ты, потому что я не готов.
— Договорились.
С этими словами Норман достал серебристый пакетик презерватива. Пиджак Пола полетел в сторону.

2. Чак

Чак вел машину, что-то тихонечко насвистывая себе под нос. Эдакий бессмысленный, однако весьма бодрый мотивчик. Настроение его было замечательным, даже очень. Радость кипела в груди, клокотала, переливаясь через край и выплескиваясь в мир. Скоро он увидит брата!
Пола Чак любил искренне и так же искренне уважал. В детстве они много времени проводили вместе. Играли, гоняли мяч, устраивали заплывы наперегонки. Пол был старше, а потому всегда выигрывал. Чак злился, бывало, грубил брату, тем не менее извиниться потом не давала гордость. Однако вскоре Пол вырос. Поступил в универ, уехал из дома, и Чак быстро начал отчаянно скучать по тем беззаботным детским дням, когда они так много времени проводили вместе. Теперь им это удавалось не часто.
Вскоре из-за поворота показался дом, и Чак тихонько присвистнул. Дом выглядел шикарно.
— Когда все успевает? — пробормотал он с ноткой восхищения и легкой зависти.
Выскочив из машины, Чак подергал за кольцо на двери и с силой вдавил кнопку звонка.
— Пол! — заорал он. — Эгей, братец!
— Да слышу, слышу! — послышался изнутри недовольный голос, и дверь распахнулась. — Что ж за привычка так орать?
Чак расплылся в идиотской, совершенно счастливой улыбке.
— Привет, братишка, — проговорил он и стиснул Пола в объятиях.
— Привет, малыш, — откликнулся тот.
В голосе его отчетливо слышалась нежность.
— Это и есть твой дом? — уточнил Чак, заглядывая брату через плечо. — Я не ошибся?
— Не ошибся. Пошли внутрь, познакомлю тебя с Норманом.
— А кто это?
Чак сдвинул солнцезащитные очки на лоб и уверенно шагнул в полумрак коридора. Споткнувшись о порог, чертыхнулся.
— Эй, полегче с выражениями, — мгновенно отреагировал Пол.
— Хорошо, папочка, — буркнул Чак.
Брат хмыкнул.
— У меня глюки, или это и вправду пахнет индейкой? — спросил Чак немного растерянно.
Он точно знал, что готовить Пол, впрочем как и он сам, не умел совершенно. По крайней мере год назад. Пол кивнул:
— Тебе не кажется. Знакомься, это Норман Хейз, мы живем вместе.
— В этом доме?
Они как раз прошли в кухню. Красивый темноволосый парень встал навстречу и протянул широкую ладонь. Чак с чувством ее пожал.
— Норм, это мой брат.
— Я уже понял.
Чак растерянно перевел взгляд с брата на его приятеля и обратно. Что-то во взгляде Нормана, который он бросил на Пола, в ответном извиняющемся пожатии плеч взволновало его. Что именно, он никак не мог понять, а потому постарался как можно скорее выбросить лишние мысли из головы. Может, ему просто показалось, или усталость сказывается?
— Так вы говорили обо мне? — спросил Чак, стремясь поскорее развеять молчание.
Пол пару раз моргнул и, словно придя в себя, принялся суетиться. Полез в шкаф и начал доставать тарелки.
— Да, — заговорил он с деланной беспечностью. — Мы ведь живем под одной крышей, я не мог не упомянуть.
— Стоп, Пол, притормози, — осадил друга Норман и вынул из его рук тарелку. — На стол накрывать еще рановато. Иди пока покажи брату дом, а я вас позже позову.
— Ага, понял, — беспрекословно подчинился Пол и обернулся к брату. — Пошли?

~

— Слушай, мне показалось, или у вас командует Норман? — уточнил Чак, когда обход дома уже был завершен.
Пол с недоумением воззрился на брата.
— С чего ты так решил? Вовсе нет. Просто мы друзья.
— Ну как угодно.
Было непонятно, поверил он брату или же остался при своем мнении. Да он и сам плохо понимал, что чувствует и почему внутри с тех самых пор, как он вошел в дом, постоянно свербит? Например… Окей, в доме три спальни. Одну из них отвели Чаку. Но та, где якобы спит Норман, вовсе не показалась ему жилой. И почему в комнате Пола двуспальная кровать? Девок водить? Допустим.
В этот самый момент голос Нормана прервал его мысли.
— Эй, парни, ужинать пора! — прокричал он снизу.
— Идем! — проорал Пол, перегнувшись через перила, и вопросительно посмотрел на брата. — Ты готов?
Чак кивнул.
— Угу. Пошли.
Из столовой уже плыл абсолютно восхитительный запах жареной индейки и каких-то трав. Норман как раз раскладывал ножи. Пол положил руку ему на плечо, склонился к лицу и тут же, словно вспомнив что-то, поспешно отпрянул.
— Обольстительный запах, — проговорил он, и Норман улыбнулся польщенно. — Почему ты раньше ее не готовил?
— Не все сразу. А потом, где было этим заниматься? В студенческой общаге?
— И то верно, — согласился Пол, усаживаясь за стол.
Чак также поспешил занять свое место. В животе характерно булькнуло. Норман положил ему на тарелку солидный кусок индейки, и Чак поспешил воздать должное угощению.
— М-м-м, как вкусно, — промычал он с набитым ртом.
— Спасибо, — поблагодарил Норман, очевидно довольный.
— В нашем доме готовит только Норм, — сообщил Пол.
— В «нашем»? — уточнил Чак, ни с того ни с его уцепившись за слово.
Пол стушевался, и Чака вновь нехорошо кольнуло где-то в районе сердца. Что у них тут происходит?
— Ну, дом же наш общий, — начал объяснять Пол, то и дело косясь на Нормана. — Мы вместе вкладывались в него…
Что-то в интонации брата мешало поверить в его слова, однако Чак, подумав немного, предпочел не копать глубже, боясь того, что может нарыть.
— Ладно, проехали, — пробормотал он, вновь берясь за вилку. — Давайте лучше воздадим должное птице.
Оба, брат и его друг, облегченно вздохнули. Некоторое время ужин продолжался молча.
— Ты ведь получил свою часть денег за дом? — вновь заговорил Пол вскорости.
— Да, — встрепенулся Чак, обрадовавшись перемене темы разговора. — Не думал, что ты так быстро его продашь.
— Спешил, да и покупатель хороший подвернулся.
— Ты вещи все продал?
Пол отправил очередной кусочек в рот и пожал плечами.
— Да, почти. Кое-что, впрочем, перевез сюда. В том числе и из наших личных вещей. На чердаке, в ящиках, должны быть и твои. Можешь пошуровать там потом.
У Чака заблестели глаза.
— Здорово! Так и сделаю.
Пол и Норман переглянулись, и последний усмехнулся немного снисходительно.
— Пацан ты еще, — проговорил он.
Спорить с утверждением Чак не стал.

~

Половицы тихонько поскрипывали под ногами. Чак вслепую нашарил выключатель и включил свет. На чердаке было грязно.
Ну, в смысле не грязно, нет. Однако он был изрядно захламлен. Коробки валялись раскиданные по полу без всякой системы. К стенке был прижат стол, в противоположном углу из-за коробок торчала ножка стула. Было видно, что парни сюда еще не успели добраться. Чак задумчиво почесал затылок.
— Да… Где ж тут искать?
Впрочем, чем сложнее задача, тем интереснее ее решать. Он начал исследовать помещение и вскоре установил, что коробки, помеченные синим крестиком, принадлежат Норману, и отставил их. В остальных вещи Пола и Чака были свалены вперемешку.
Игрушки, книги, тетради с записями. Пластинки отца и кассеты Пола. Бог весть, зачем он все это перетащил в новый дом? Ностальгия? Сам Чак ничем подобным никогда не страдал и ему было тяжело понять мотивы брата. Впрочем…
Выудив из очередной коробки воздушного змея, Чак сел на пол, подпер щеку кулаком и задумался. В душу внезапно хлынули воспоминания. Как они все втроем — Пол, Чак и отец — делали его, как потом запускали… Солнце било в глаза, пронзительно кричали чайки…
— Надо будет завтра запустить его, — решил Чак и подумал, что на сегодня, пожалуй, хватит археологии.
Прихватив змея, он спустился на первый этаж и вышел на веранду.
Оказалось, что времени на чердаке Чак провел прилично. На дворе стояла глухая ночь. Щедро высыпали на безоблачном небе звезды, и он принялся искать знакомые созвездия. Вон Большая Медведица, а там Полярная звезда.
От далекой реки тянуло прохладой. Густо шелестели позади дома орех и сосна. Чак поежился и уж совсем было собрался вернуться в дом, как вдруг внимание его привлекли приглушенные голоса. Говорили явно Норман и Пол, тут же на веранде, за углом.
-…Это оказалось тяжелее, чем я думал, — разобрал он слова Нормана.
-…Всего две недели…
Ровно столько собирался пробыть у брата Чак. Они говорят о нем?
-…Я все понимаю…
Что у них там вообще происходит?! Он им помешал?
Послышались невнятные звуки возни. Приглушенный смех. То ли стон, то ли рык. Чаку вдруг вспомнилось, как после ужина он зашел на кухню, а Норман и Пол друг от друга отпрянули. Словно он их вспугнул. Под ложечкой как-то нехорошо засосало. Он уже почти догадался, однако тут послышался топот ног. Норман и Пол явно поспешно ушли с веранды, и Чак, тряхнув головой, выкинул непрошеные мысли из головы. В конце концов, он приехал сюда побыть с братом, а не загадки разгадывать. Решив перед сном немного почитать, он пошел наверх, в свою спальню.

~

Утром в дверь его спальни постучал Пол.
— Эй, братец, сегодня выходной, и мы отправляемся на море! Ты как, с нами?
Чак как раз вышел из душа и в данный момент размышлял, что бы надеть.
— Да, с вами! Сейчас спущусь!
Остановив выбор на штанах и рубахе, он сбежал вниз и прошел на кухню.
— Давай завтракай скорее и погнали, — поторопил брата Пол. — Вон тосты, джем, масло арахисовое. Кофе сам нальешь.
— Сей секунд. Ты не возражаешь, если я возьму змея?
— Какого змея? — не понял Пол.
— Воздушного. Я нашел его вчера на чердаке.
— Да ради бога. С какой стати я должен возражать? Однако Норм прав — ты и впрямь еще дите малое, хоть и стукнуло уже девятнадцать лет.
Последнее замечание Чак пропустил мимо ушей, занятый поглощением тоста с джемом.
Не прошло и получаса, как машина уже выезжала из гаража. За рулем сидел Норман.
— Я так понимаю, пиво сегодня не светит? — спросил Чак с легкой тоской в голосе.
Пол хмыкнул.
— Как ты догадался? Впрочем, если ты очень хочешь, то мы можем тебе купить.
— Да ладно, не надо. Что я, алкаш, что ли?
Мелькали дома, сады, магазины.
— А долго ехать до моря? — вновь подал голос Чак.
Норман пожал плечами.
— Нет, не долго, — ответил он. — Еще минут десять и прибудем.
— Ага, понял.
Вскоре на линии горизонта и впрямь обозначилась голубая полоса. Она ширилась, росла, и вскоре Чак отчетливо уловил ни с чем не сравнимый шум моря, крики птиц…
Они оставили машину на стоянке и, вытащив пожитки, пошли дальше пешком. Чак бережно нес под мышкой змея и уже всей душой предвкушал веселье. Норман нес мяч.
Скинув вещи на песок, Норм и Пол стащили футболки, и Норман от души пнул мяч.
— Поиграем в волейбол? — спросил он весело.
Чак молчал, с интересом разглядывая на телах брата и его друга свежие синяки и ссадины. Пол перехватил его взгляд и ощутимо смутился.
— Это я вчера в темноте налетел на шкаф, — объяснил он. Точнее, попробовал объяснить.
Чак изо всех сил пытался ему поверить, однако выходило с трудом.
— Ага, — пробурчал он. — Причем не один раз и в компании с Норманом. Шкаф вам войну объявил? Чем вы ему досадили?
Тут же натужно рассмеялся над собственной неуклюжей шуткой и, схватив мяч, подкинул его повыше и перекинул Норману.
— Эй, держи, не зевай!
Некоторое время они играли в странное подобие волейбола. Наконец, когда все устали, Чак забросил мяч в сторону, подальше от набегающих на берег барашков волн, и потянулся к змею.
— Помоги мне его запустить, — попросил он Пола.
Тот взялся за хвост разноцветной птицы, а Чак принялся вытравливать веревку. В конце концов змей уверенно взмыл в небеса.
— Отлично! — прокричал Чак, следя за его полетом.
Тем временем Пол, подкравшись к Норману, обрызгал его с ног до головы водой. Тот с хохотом принялся убегать. Пол за ним погнался. Вскоре догнал и повалил прямо в воду. Они принялись возиться, а Чак с улыбкой следил за ними краем глаза. Устав дурачиться, парни встали, отряхнулись и пошли куда-то в сторону. Туда, где виднелись деревья и довольно густой кустарник.
— Мы скоро вернемся! — на ходу крикнул Пол.
Некоторое время Чак еще занимался со змеем, однако настроение безвозвратно ушло. Не в силах больше переносить неизвестность, он решил раз и навсегда либо подтвердить собственные догадки, либо опровергнуть. Смотав змея, он убрал его и пошел вслед за Норманом и Полом.
Еще не дойдя до кустов, он понял, что именно сейчас увидит. До Чака отчетливо доносились характерные приглушенные стоны. Стоны Пола. Чак побледнел, затем резко покраснел, и наконец, вздохнув поглубже, сделал последний шаг, словно в воду прыгнул.
Он вышел из-за куста, и колени его вдруг как-то резко ослабели. Пол лежал под Норманом, и они занимались сексом. Некоторое время Чак молча смотрел, не имея сил оторваться. Ни тот, ни другой, увлеченные процессом, не замечали его. Чак стоял, не в состоянии пошевелиться. Мысли из головы улетучились, словно корова языком слизнула. Норман ускорил темп, потом, как-то утробно рыкнув, вздрогнул, и тут же тело его расслабилось. Следом за ним кончил Пол. Полежав несколько секунд, он откинул влажные пряди с лица и открыл глаза.
— Чак…
Он увидел брата. Норман стремительно обернулся и вскочил на ноги. Чак открыл рот и судорожно вздохнул.
— Вы… вы…
С губ его срывался бессвязный шепот. Привычное уважение к брату сковывало уста, не давая им произнести вслух рвущиеся с языка слова.
— Сволочи! — наконец с какой-то детской обидой в голосе крикнул он. — Поганые извращенцы!
Пол стоял растерянный и бледный. Норман подошел к нему и крепко обнял, прижав к груди. Пол, судорожно вцепившись в его руку, молчал. Чак сказал:
— У тебя больше нет брата.
И пошел прочь, загребая ногами песок.
Пол не стал его догонять.

3. Норман

Почти сразу Норман почувствовал что-то неладное. Еще недавно, по пути с работы домой, он строил планы. Стоит ли заехать в магазин или отложить до завтра, что приготовить на ужин. На какой сеанс купить билет в кино, куда его настойчиво приглашал Пол. Однако, когда он уже подъезжал к дому, под ложечкой у Нормана нехорошо засосало.
Дом стоял темный. Ни в комнатах, ни в кухне не горел свет. Пола еще не было.
Норман бросил беглый взгляд на часы. Может быть, он ошибся? Да нет, все верно — в это время Пол обычно уже дома. Если же он задерживался, то всегда предупреждал звонком или смс. Впрочем, сам Норман в подобных обстоятельствах всегда поступал точно так же, и ни разу за одиннадцать лет это правило не было нарушено. Так что же случилось?
Поставив машину в гараж, Норман поспешил в дом. Обошел первый этаж, взбежал на второй. Никого. Проверил телефон. Пусто. Ни звонка, ни сообщений. Что случилось? Где он?
Минутная стрелка, казалось, стремительно бежала по кругу. Сумерки сгустились, однако Норман не замечал темноты. Раз за разом нажимал он кнопку вызова, но муж не отзывался.
Норман прошел в кухню и заварил чай. В какой-то момент он осознал, что его трясет от волнения. Руки ходили ходуном, и он не мог донести чашку до рта. Где же Пол?
В этот самый момент телефон зазвонил. Норман стремительно бросился к аппарату.
— Алло! — почти прокричал он в трубку и в ответ услышал незнакомый мужской голос.
— Вам звонят из больницы. Скажите, вы знаете Пола Уильямса?
Перед глазами Нормана резко все поплыло. Проведя рукой по лицу, он глубоко вздохнул и попытался привести мятущиеся мысли в порядок. Из больницы?
— Да, — проговорил он и поспешно откашлялся. — Да, знаю. Это мой муж.
— Как ваше имя?
— Норман Хейз.
— Мистер Хейз, ваш супруг в больнице. Его машина попала в аварию. Водитель второго минивэна был пьян и не справился с управлением. Сейчас мистера Уильямса везут на операцию.
— Я сейчас же еду.
— Хорошо.
Норман сунул телефон в карман и схватил ключи от машины. Потом подумал, что в таком состоянии вряд ли стоит садиться за руль, и вызвал такси.
— В больницу, — приказал он водителю, запрыгивая на пассажирское сиденье и захлопывая дверцу. — Скорее!
Такси сорвалось с места.
До пункта назначения они доехали быстро, да Норман и не заметил дороги. Все внимание его было занято одним — как там Пол? В голову лезли всякие ужасы, и он старательно отгонял плохие мысли. В конце концов, на дворе двадцать первый век, и с любимым не может случиться ничего плохого, раз он уже в клинике. Его спасут. Его непременно спасут!
Впереди показались огни больницы. Расплатившись с водителем, Норман бегом бросился к дверям. Забежав в приемное, огляделся. Гам и сутолока оглушили его. Увидев первого попавшегося человека в медицинском костюме, Норман схватил его за рукав.
— Простите, пожалуйста. Скажите, сюда должны были привезти Пола Уильямса.
Человек в медицинской одежде остановился и смерил просящего внимательным взглядом.
— Вы родственник?
— Да. Мне позвонили.
— Пойдемте со мной.
Он подошел к стойке и начал что-то искать в компьютере.
— Второй этаж, — наконец откликнулся он и назвал отделение. — Найдете ординаторскую, и там вам все объяснят.
— Спасибо! — на ходу бросил Норман и поспешил в указанном направлении.
Взбежав на второй этаж, он остановился и попытался отдышаться.
— Скажите, где ординаторская? — спросил он шедшую навстречу медсестру.
— По коридору до конца и направо.
— Спасибо вам.
В этом отделении было значительно тише, чем в приемном. В коридорах горел мягкий приглушенный свет, и Норману кроме медиков навстречу больше никто не попадался. Увидев нужную табличку, он постучал, и из кабинета через некоторое время вышел врач. Невысокий и слегка лысоватый, лет сорока пяти на вид, он отчего-то сразу вызвал доверие Нормана.
— Что вы хотели? — спросил врач низким, с легкой хрипотцой голосом.
Норман уже в который раз принялся объяснять.
— Пол Уильямс. Мне позвонили и сказали, что он тут.
Врач, видимо поняв, о ком речь, кивнул.
— Вы его родственник?
— Муж.
— Хорошо. Вот какое дело. Он сейчас на операции.
— Что с ним?
Врач положил руку Норману на плечо и заговорил как-то особенно доверительно, таким терпеливым, успокаивающим голосом, словно имел дело с ребенком. Он сказал:
— У него множественные травмы. Перелом руки, ребер, повреждения внутренних органов. Осколок ребра задел печень. Может потребоваться переливание крови. Скажите, вы официальный муж?
Норман нахмурился.
— Да. Показать документы?
Врач мягко улыбнулся и покачал головой.
— Не надо, я вам верю. Однако я вас попрошу подписать кое-какие бумаги. В частности согласие на переливание крови.
Норман судорожно вздохнул и на мгновение прикрыл ладонью глаза.
— Да, конечно. Я все подпишу.
— Вот и замечательно. И не волнуйтесь так. Знаю, что звучит все страшно, однако ничего непоправимого не стряслось, смею вас уверить. Врачи у нас хорошие, и ваш родственник непременно поправится. Пойдемте со мной. Хотите, дам вам успокоительного?
Норман нервно хмыкнул.
— Не откажусь.

~

Норман ждал. Минутная стрелка ползла по циферблату невыносимо медленно. Казалось, что прошла уже целая вечность, а та описала всего один круг. Позвонив в редакцию, он объяснил ситуацию и попросил отгул. Начальник отнесся с пониманием и просьбу подчиненного удовлетворил.
— Все равно вы таком состоянии работать не сможете, — заметил он на прощание.
— Спасибо.
Норман мерил шагами пространство палаты. Уставал ходить, садился на стул, однако через некоторое время снова вскакивал. Он не мог думать ни о чем другом, кроме того, что сейчас происходит в операционной.
— Пол…
Внезапно Норман подумал, что Чак, единственный брат мужа, тоже имеет право знать, что произошло. Хоть они и не общались уже много лет, однако в такой ситуации…
Выйдя в коридор, Норман подошел к медсестре.
— Скажите, я могу получить вещи мужа?
— Да, конечно.
Через некоторое время он уже копался в пакете, ища телефон. Вот он. Норман пролистал записную книжку. Чак. Пол так и не удалил телефон брата. Норман покачал головой и нажал кнопку вызова. Послышались длинные гудки. Некоторое время трубку никто не брал, и Норман уже было собрался записать сообщение на автоответчик, как ему ответили.
— Я вас слушаю.
На короткую секунду Норман смешался. Наконец он откашлялся и заговорил.
— Чак?
Тот молчал, явно пытаясь сообразить, с кем говорит.
— Кто это?
— Норман Хейз. Ты еще помнишь меня?
— И рад бы забыть, да не забывается. Чего ты хотел?
Даже спустя столько лет голос Чака звучал грубовато, однако Норман решил не обращать на это никакого внимания.
— Пол, — ответил он коротко. — Он попал в больницу. Авария.
— Это он просил позвонить?
— Нет. Пол на операции и ничего не знает. Это я решил сообщить.
И опять повисло густое, невыносимо тягостное молчание. Норман считал, что готов к любому ответу, тем не менее слова Чака прозвучали для него неожиданно.
— Еду, — бросил он в трубку коротко.
Норман продиктовал адрес.

~

Наконец Пола привезли в палату.
— До утра он проспит, — сообщил Норману хирург, отозвав его в сторону. — Если будет просить пить — не давать пока. Просто смачивайте губы.
— Хорошо, я понял. Скажите, все очень плохо?
Хирург уверенно покачал головой.
— Нет. Руку мы загипсовали, ребра тоже скоро срастутся. Разрывы печени мы ушили. Не волнуйтесь так, он скоро поправится.
Норман остался в палате наедине с мужем. Периодически заходили врач и медсестры. Что-то проверяли, подключали, снимали. Меняли бутылки с растворами. Бледный, худой Пол терялся на фоне белых простыней. В трубке, крепившейся к локтю Пола, мерно капала какая-то жидкость. Он держал его за руку, и пальцы казались на удивление слабыми и безжизненными.
Через некоторое время Пол принялся стонать. Норман сходил за врачом. Тот осмотрел и велел сестре сделать обезболивающее. Пол успокоился. Через какое-то время он распахнул глаза.
— Пить, — прошептал он так тихо, что Норман с трудом разобрал слова.
Он смочил салфетку в воде и дал ее мужу пососать. Тот, довольный, облизнулся и снова уснул.
— Норман, — пробормотал он во сне.
Тот склонился к самому уху и прошептал:
— Я тут.
Муж опять успокоился.
Наконец в окно постепенно начало вползать утро. Серое, мглистое, оно с трудом пропускало свет, однако Норман отчего-то был рад ему. Казалось, что все самое плохое осталось позади, вместе с ночной тьмой. По монитору кардиографа лениво ползла ломаная зеленая полоса. Решив еще раз поговорить с врачом, Норман поправил Полу подушку с одеялом и вышел в коридор. Огляделся. Неподалеку слышались негромкие голоса. Норману показалось, что он узнал голос Чака. Изменившийся, погрубевший, тем не менее это был он. Ошибки быть не могло.
«Ну да, ему теперь, должно быть, лет тридцать», — подумал Норман и невольно прислушался.
Тот, похоже, говорил с врачом.
— Хорошо, я понял вас. Значит, вы говорите, что мой брат скоро очнется?
— Несомненно.
— Нужно что-нибудь подписать?
— Уже нет.
— Я вас не понял.
— Все уже подписано.
— Кем? Я его единственный родственник.
— Не совсем. У него есть муж. Вы не знали?
В ответ повисло неловкое молчание.
— Не знал.
— Мистер Хейз. Он все подписал.
— Норман?
— Так вы все-таки знакомы?
Далее Норман не стал слушать и предпочел вернуться в палату. В очередной раз зашла сестра, сделала какие-то уколы и опять удалилась. Норман сидел в той же позе, в какой провел всю предыдущую ночь — на стуле рядом с кроватью, взяв Пола за руку. Вдруг послышались шаги, и дверь тихонечко распахнулась. Норман оглянулся. На пороге стоял Чак. Бледный, почти как сам Пол. Под глазами брата залегли тени. Он стоял, разглядывая Пола внимательно, и тонкие губы его беззвучно шевелились.
«Интересно, о чем он размышляет?» — подумал Норман.
Тот, словно услышав мысли, перевел взгляд.
— Так вы женаты? — спросил Чак.
Норман отвернулся и посмотрел на Пола. Сжал его худую руку.
— Да.
— Давно?
— Пять лет назад. В Массачусетсе.
Пол беспокойно зашевелился, попытался переложить неподъемную от гипса руку. Норман встал и помог мужу занять более удобное положение. Смочил в очередной раз пересохшие губы и занял прежнее место на стуле рядом. Оглянулся на Чака. Тот стоял, не в силах оторвать от неподвижно лежащего брата взгляда.
— Ты побудешь с ним? — спросил Норман. — Курить хочу смертельно, а оставить его одного не могу.
Чак, придя в себя, поспешно закивал.
— Да. Да, конечно.
— Пить ему не давай. Я скоро вернусь.
Спустившись вниз, Норман нашел комнату для курения и, достав сигарету, жадно затянулся. Мысли его постепенно приходили в порядок, волнение отпускало душу. Он будет жить, непременно будет. Пол поправится, и все у них станет опять хорошо. Рука срастется. И Чак вот… Ведь он же не приехал бы, если бы по-прежнему держал зло на брата, ведь так? Ради Пола он безумно хотел в это верить. Он хорошо помнил, как страдал любимый после той злополучной ссоры. Он хотел помириться, но Чак категорически не желал идти ни на какие контакты. Пол переживал, однако с Норманом их та история еще сильнее связала. Пол искал утешения в объятиях Нормана. В те дни муж был поистине ненасытен. Норман тактично опекал его, пока наконец не убедился, что любимый в самом деле пришел в порядок. И вот теперь Чак здесь.
Выкурив еще одну сигарету, на этот раз не спеша, Норман затушил бычок и вернулся в палату. Оказалось, Чак поставил рядом с кроватью еще один стул и теперь сидел, глядя то на монитор, то на брата. Норман занял свое привычное место.
— Я очень рад, — проговорил Чак тихо.
— Чему?
— Тому, что в такое время он не остался один. Что ты с ним.
— Я люблю его.
— И я тебя люблю.
Норман сначала даже не понял, кто сказал последнюю фразу. Так непривычно прозвучал среди тишины палаты этот слабый голос. Норман перевел на Пола неверящий взгляд. Тот смотрел на мужа широко распахнутыми глазами, казавшимися на осунувшемся лице поистине огромными, и улыбался. Улыбался слабой, умиротворенной улыбкой.
— Я люблю тебя, — повторил Пол, желая убедиться, что муж наверняка услышал его слова.
Норман чуть не задохнулся от счастья.
— Господи, Пол, ты пришел в себя!
Наклонившись ближе, он обхватил лицо Пола руками, и слабая, невесомая ладонь мужа нежно коснулась его щеки.
— Родной, — прошептал Пол и потянулся губами.
Норман его с чувством поцеловал.
— Все хорошо? — уточнил Норман, оторвавшись.
— Настолько, насколько может быть хорошо в такой ситуации. Я ведь в больнице, верно? По крайней мере вроде ничего не болит.
— Ну и прекрасно. Ты полежи, а я схожу за врачом.
— Подожди минутку.
Это был уже голос Чака. Пол повернул голову и посмотрел на брата выжидающе. Тот сделал шаг вперед. В глазах его блестела прозрачная влага слез.
— Я хотел у вас обоих попросить прощения, — заговорил Чак. — Я был несправедлив.
— Ты простил нас? — уточнил Пол.
— Не знаю. Может быть, я просто стал старше и чуть-чуть умнее. Но теперь мне кажется — то, что ты мой брат, гораздо важнее твоей ориентации. Я люблю тебя и никогда не переставал любить. И теперь я могу принять и твою любовь, и твоего мужа.
— Что ж, раз так, то давай забудем об этой истории.
Чак опустился на колени рядом с кроватью, уткнулся лбом в одеяло, и Пол осторожно положил здоровую ладонь ему на макушку, потрепал волосы. Норман улыбнулся тихонько и, склонившись к самому уху мужа, прошептал:
— Я за врачом.
И, получив поцелуй, поспешно покинул палату.

@темы: История к истории

URL
Комментарии
2017-03-30 в 07:58 

MiaGaia
подарок нам от Иры Сэриэль. шикарный подарок на прекрасную картинку :super::hlop:
Motik71, :gh3::vo::squeeze:

2017-03-30 в 09:09 

Vinston
можно всё, главное -не спалиться...
Motik71, люблю эту картинку:heart: на ней мой любимый рыжик, Ян:inlove:

читать дальше
Сэриэль спасибо:bigkiss: очень милая история:love:

2017-03-30 в 15:00 

Сэриэль.
Есть все же разум во Вселенной, раз не выходит на контакт. (с)
MiaGaia, Vinston, спасибо!

2017-03-30 в 18:49 

Nadhart
Сэриэль., прочитала ещё утром, но я сегодня конь тыгыдымский - весь день в пути, поэтому только доскакала.:vict: Спасибо, Ир. Вот всё, как я люблю.)))

2017-03-30 в 18:52 

Сэриэль.
Есть все же разум во Вселенной, раз не выходит на контакт. (с)
Nadhart, Спасибо, очень рада, что тебе понравилось!

   

главная