Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
19:26 

Наваждение

Motik71
Любовь - это бесценный дар. Это единственная вещь, которую мы можем подарить и все же она у нас остается.
новая история от Mavka_Elza:heart::squeeze: на Ночную

Персонажи: оригинальные
Рейтинг: NC-17
Жанры:слэш, PWP
Предупреждения: нецензурная лексика
Размер: мини
Статус: закончен
Описание: Детектив совершенно внезапно воспылал чувствами к своему напарнику



Луис никогда не верил во всю эту херню, которую несли психологи про нереализованные желания. Он думал так: если не можешь получить то, что хочешь – меняй желаемое. Подумаешь, телка не дала – даст другая. Подумаешь, не повысили – так в этом есть и положительная сторона: меньше ответственности – меньше геморроя. Подумаешь, врачи запретили жрать жареное – главное, пить не запретили.

Так размышлял Луис, сидя в баре первого этажа своего дома, глуша четвертую кружку пива в одиночестве. Сегодня его ничто не увлекало: ни шумные компании знакомых, ни легкомысленные девицы. Только выпивка.

Выпить Луис всегда любил: это был самый лучший для него вид отдыха от работы. Видит бог, работенка та еще: быть детективом одного из полицейских участков Лос-Анджелеса – это вам не в раю зад протирать. Всякого насмотришься.

Луис поморщился и поглядел на часы: половина двенадцатого, а ведь сегодня чертово воскресенье. Как он собирается завтра идти на работу?

В кармане завибрировал телефон, и Луис сбросил, не глядя. Он знал, кто звонит. Наверняка его гребаный напарник, а с ним разговаривать хотелось меньше всего. Достаточно и того, что он мозолит ему глаза целый день, а потом Луис мозолит себе правую руку, унимая бесконечный зуд в штанах.

Да, теперь это его жизнь, добро пожаловать. А ведь все начиналось так невинно… Ну, то есть не совсем невинно, конечно. Но не для него.

***
Три недели назад, 21-й полицейский участок Лос-Анджелеса

– Честно сказать, этот говнюк давно и прочно меня заебал. Да он издевается!

Луис глотнул кофе из кружки с надписью «Железная жопа» и закатил глаза от удовольствия – после бессонной ночи кофе действовал на него, как кокаин на торчка.

– Уходит в третий раз. Поймаю – лично вдую так, что зад треснет.

– Вам нужно было взять меня с собой, детектив. Я мог бы помочь.

Луис снисходительно посмотрел на своего новоиспеченного напарника и фыркнул. Этому парню, только что вылупившемуся из полицейской академии, он не позволял выходить на опасные задания. А охота на одного из самых крупных наркодельцов в Городе ангелов была опасной. Однозначно.

– Сиди ровно на стуле, малец, и заполняй бумажки, – наставительно сказал Луис под смешки коллег. – Твое время еще не пришло.

– И когда же оно придет, мое время? – дерзко спросил «малец», поднимая бровь. – Долго мне тут возиться с отчетами?

Луис, по правде, не помнил, как его зовут. На лицо паренек был запоминающимся – хорошеньким, да и с физической подготовкой не подкачал, но имя у него было до жути обычным… что-то вроде Томас или Дженкинс. Да.

– До тех пор, пока я твой напарник, – хохотнул Луис.

– Детектив Ривейра!

Луис оглянулся на еще одно пополнение в штате – да у них просто цветочная оранжерея, а не полицейский участок, – к нему бежал покрасневший стажер Пул.

– Чего тебе?

– У нас свидетель. По делу Марко Поло…

Луис фыркнул. Они предпочитали называть его просто Марко, потому что полный псевдоним наркодиллера вызывал в участке коллективные колики. Луис без лишних слов пошел вслед за Пулом в комнату, соседнюю с допросной. Там уже собралась приличная компания: шеф полиции Вильямс, детективы Мартинес и Ричардсон. За стеклом допрашивали парнишку.

– Кто такой? – спросил Луис, подходя к Ричардсону – тот стоял ближе остальных.

– Хастлер. Марко с приятелями сняли его в клубе. Пустили по кругу.

Луис пригляделся к парню: худой, бледный, на лице следы косметики. Нижняя губа разбита. Хорошенький мальчик, только хмурый и голый – из одежды на нем одолженный кем-то пиджак и хм… да разрази его гром, если это можно назвать трусами.

– Что-то выяснили? – спросил Луис, с недоумением оглядывая шлюху. Кто бы мог подумать, что Марко по мальчикам. – И сколько ему лет?

– Двадцать один есть, мы проверили. Он почти ничего не помнит, был под кайфом.

Луис потом часто и со смаком жалел, что поделился с собственным напарником увиденным. Потому что спустя пару дней шеф вызвал его к себе.

– Это дело может выгореть, – говорил Вильямс, ходя по кабинету туда-сюда, заложив руки за спиной.

– О чем ты? – Луис почувствовал подвох. Дверь в кабинет открылась – вошел его напарник.

– Об Эрике.

Эрик. Хм… не такое уж обычное имя. Вспомнить бы еще фамилию. Точно Томас. Или Дженкинс.

– Ну? – недовольно спросил Луис, потому что шеф влюбленно смотрел на Эрика. Луису категорически не нравился этот взгляд: Вильямс смотрел так только на хорошо прожаренный стейк и идеально заполненные отчеты. Не к добру.

– Идея хороша. Очень хороша, – забормотал шеф, возобновляя хождения по кабинету. – Дело вот в чем. Эрик предложил внедрение. – Тут он остановился, поморщился и пробормотал себе под нос: – Звучит двусмысленно… Ну да черт с ним.

Луис бросил взгляд на порозовевшего напарника, подпиравшего дверь.

– Внедрение? – переспросил Луис недоверчиво.

– Ну да, да… То, что мы узнали о Марко от этой шлю… от этого парня, может сыграть нам на руку. Эрик предложил план: под прикрытием втереться в доверие к Марко.

– Простите? – тихо переспросил Луис, уже догадавшись, каким именно будет план. Он перевел взгляд на Эрика, покрасневшего еще сильнее, и поднял бровь. Всю ту бурю чувств, которая поднялась внутри, вряд ли можно было выразить словами.

– Да-да, – кивнул шеф, не заметив недовольства. – Эрик под видом шлю… эээ… хастлера проникнет в клуб Марко. Найдет доказательства… выведет на чистую воду.

Луис серьезно кивнул.

– Вы позволите? Мне нужно перекинуться парой слов с моим напарником.

– Конечно-конечно! – Вильямс замахал на него руками. – Но не увлекайтесь. Нам нужно продумать детали.

Луис уже не слушал, что там говорит шеф. Он схватил Эрика за шкирку, вытолкал в коридор, протащил несколько метров в дальний угол к туалетам и припечатал об стену. Вид у Эрика был напуганный и вызывающий одновременно, что Луису категорически не нравилось. Нос заполнил запах леса – одеколон у него, что ли?

– Ты что творишь, дебил?

Эрик начал было говорить что-то, но Луис еще раз толкнул его к стене, больно ударив затылком.

– Ты что, не понимаешь, что тебе грозит?

– Понимаю! – пискнул Эрик, поднимая подбородок. Упрямый подбородок, на взгляд Луиса, которому не мешало бы спуститься с небес на землю.

– Понимаю! – передразнил Луис, хватая Эрика за плечо, и проникновенно заговорил: – Ты что, фильмов насмотрелся про копов? Какое нахрен внедрение? Да он тебя трахнет, потом тебя трахнут его дружки, потом дружки дружков, а когда им надоест тебя трахать, они тебя вышвырнут. Интересно, как в процессе этого беспрерывного траха ты найдешь время для работы, м?

– Я… найду… – горячо зашептал Эрик, и Луиса обдало волной тепла – он стоял слишком близко, чтобы не почувствовать реакцию Эрика на свои слова.

Луис посмотрел вниз, потом ошеломленно – в глаза Эрика, неожиданно замечая, что их цвет карий. Цвет горького шоколада.

– Ты что, из этих? – снисходительно спросил Луис, отодвигаясь.

Это, кажется, отрезвило Эрика. Он возмущенно одернул сбившуюся форму и буркнул:

– Я не боюсь. Шеф согласен. Я хочу помочь.

***

Это было невыносимо. Луис, возмущенный до глубины души, был против плана, но его никто не слушал. Внедрение Эрика, судя по всему, прошло вполне успешно – по крайней мере, вышибалы не вышвырнули его из клуба “De Jure” (вот же засранец этот Марко) в последующие полчаса.

Когда началась облава, Луис искал Эрика, пока все остальные были заняты арестом Марко и его дружков. Пропажа нашлась быстро – в одной из приватных комнат на втором этаже клуба. Луис потом не раз благодарил всевышнего, что пришел туда один и никто больше не видел, каким он нашел Эрика.

Луис никогда не считал себя гомофобом, пару раз в студенчестве у него даже случалось кое-что такое… по пьяни. То есть свою драгоценную задницу Луис никому никогда бы не доверил, а вот поиметь чужую – это всегда запросто.

Мужские прелести он оценивать не привык, но в этот раз…

Эрик был совершенно обнажен; стоял на коленях на кушетке. Его руки, связанные в запястьях, лежали на подлокотнике. Наверное, Луис должен был сразу броситься освобождать пленника, но он не смог. Вместо этого прикрыл за собой дверь, отвернулся и сел на стул, выравнивая дыхание.

Эрик казался ему слишком… порочным. Чувственным. Доступным в своей наготе. Он был блядски накрашен и выбрит во всех местах, и Луис добрых пару минут приводил в порядок дыхание, прежде чем помог ему освободиться. Они сорвали занавески с окон, чтобы завернуть Эрика – одежды рядом нигде не наблюдалось. Домой Луис его отправил на такси, дав денег. Везти его на своем Харлее в таком виде Луис не решился.

А потом были бессонные ночи. Эрик, стоящий на кушетке голым задом кверху. Между ягодиц его влажно блестит… Накрашенные глаза – призывный, умоляющий взгляд. Татуировка на груди и животе – ящер, извивающийся вокруг сосков и спускающийся к паху. Неумолимое желание прикоснуться, провести ладонью по горячей коже, сначала едва ощутимо, а потом сильно, чтобы прогнулся вниз и застонал.

Луис забывался тяжелым, мутным сном под утро, а просыпался с таким стояком, что им можно было колоть дрова.

Эти убийственные ночи и собственный член, не поддающийся никакому контролю, довели его до пьянства посреди рабочей недели.

Эрик делал вид, что все хорошо. На вопросы Луиса, сколько мужиков успело поиметь его в ту ночь, он только задирал бровь, разворачивался и уходил, оставляя Луиса мучиться, прикидывать цифру в уме и злиться в бессилии. Его нервозность не осталась незамеченной: не далее как вчера шеф Вильямс предложил ему неделю отпуска. Впрочем, Вильямс заботился не о нем: окружающие коллеги страдали от постоянного хамства и дурного настроения Луиса гораздо больше, чем он сам.

***

Настоящее время

Телефон в очередной раз завибрировал в кармане, Луис только поморщился. В голове мелькнула мысль напиться до бесчувствия, но последние проблески разума воспротивились этому. И так уже переметнулся от пива к виски. Он уже собирался уходить, когда рядом на стуле устроился парень во всем черном – от него знакомо пахнуло древесной туалетной водой.

– Так и знал, что ты напиваешься. – Эрик присмотрелся к бутылке, которую в одиночестве опустошал Луис, и сделал знак бармену, чтобы принес еще рюмку. – Завтра опять будешь вонять, как пивная бочка.

– Хотя бы не как пидор, – проворчал себе под нос Луис, настороженно хмурясь. – Чего тебе?

– Хочу, чтобы ты привел себя в порядок.

– А может, ты хочешь, чтобы я присунул тебе свой «порядок»? – грубо откликнулся Луис, отбирая бутылку у собравшегося налить себе Эрика.

Эрик приподнял бровь, ничуть не обидевшись.

– И этого я тоже хочу. Именно поэтому мне нужно, чтобы ты был трезвым.

– Чегооо? – протянул Луис, поворачиваясь к нему всем корпусом. – Тебе трахаться не с кем?

– Говори тише, – попросил Эрик. Луис бросил взгляд по сторонам: в воскресенье народу в баре было не так чтобы много, но привлекать внимание не хотелось. – Давай честно. Ты хочешь меня трахнуть? Я готов. Мне осточертело видеть твою угрюмую рожу на работе. Это мешает, знаешь ли.

Луис не привык упускать из рук удачу.

– По рукам. Ты сам напросился.

Хорошо, что Луис выбрал бар в собственном доме – до квартиры было рукой подать. В лифте Луис успел облапать доставшийся ему приз, правда, приз был против и молча терпел, сжав губы. А в квартире он и вовсе оттолкнул полезшего с поцелуями Луиса и отправил того в ванную.

– Сначала вымойся. От тебя разит так, как будто ты неделю не был в душе.

Луис принял душ в рекордные сроки. Ему уже вовсю виделась сладкая маленькая задница Эрика, бритое очко и гладкая, идеальная спина. Когда он вышел из ванной, у него крепко стояло.

Эрик брезгливо рассматривал беспорядок в квартире. Оно и понятно – со всеми навалившимися проблемами Луис совершенно забыл об уборке, хотя он и до этого не грешил излишней чистоплотностью. Луис подошел к Эрику со спины и подтолкнул к кровати, обхватив за бедра, на ходу вынимая рубашку из джинсов и целуя в чувствительное место за ухом.

– Гондоны в кармане, – пробормотал Эрик, пытаясь вытащить презервативы, пока с него стаскивали брюки и трусы.

– Угу, – Луису казалось, что от вида голого Эрика у него голова закружилась сильнее, чем от алкоголя. Эрик не был накачан, скорее, жилист. Под кожей рук перекатывались длинные валики мышц, и Луис провел по ним ладонями, поднимая вверх и опускаясь на распростертое под ним тело. Эрик, коротко выдохнув и сощурившись, подбросил бедра вверх. Луис застонал от ощущения его стояка под собой.

– Не люблю прелюдии, – выдал Луис, коленом раздвигая ноги Эрика.

– Я так и думал, – выдохнул Эрик, протягивая сжатый в руке гондон. Пока Луис натягивал его, Эрик перевернулся, встал на колени, сжимая в руке свой член.

Подставлялся он красиво – Луис не мог не оценить плавный изгиб позвоночника, широкие плечи, узкую талию, которую тут же захотелось обхватить ладонями. Луис не стал отказывать себе в удовольствии: погладил, сжал, помял загорелые ягодицы. Загар на теле Эрика был ровным: никаких тебе полосок от белья.

Давно ему ничто не приносило такого удовольствия, как полузадушенные стоны Эрика от боли. Луис раздвигал головкой тугие мышцы ануса и приговаривал:

– Сучка моя… сууучка… – Он помогал себе пальцами, продвигаясь рывками.

Через пару минут Эрик под ним уже скулил – от наслаждения. Луис оперся о кровать кулаками по обе стороны от него и втрахивал парня в матрас от души, закрыв глаза. Это было как раз то, чего он хотел последние недели, с тех пор как увидел Эрика голым на кушетке.

Задница под ним едва не трещала от напряжения, а Эрик кричал, сладко кончая на хую, невразумительно бормоча пожелания. Луис склонился ниже, но успел услышать только «Еще, еще!» И он давал еще, чувствуя, как звенят от напряжения яйца, и трахал глубже, звонко шлепаясь о крепкие ягодицы Эрика. Кончил так, что на несколько секунд, должно быть, вырубился – пришел в себя от легких подергиваний под собой.

– Слезь с меня, ты тяжелый! – полузадушенно говорил Эрик, ущипнув его за бедро.

Луис свалился рядом, уставившись в потолок. Так спокойно и хорошо ему давно уже не было – вот что значит качественный трах.

Эрик сгонял в ванную.

– Надо поспать, – заметил он, оглядев Луиса и хмыкнув при виде его крепнущего члена, – завтра на работу.

– Угу. Давай я еще разок тебя поимею, а потом можно и поспать.

Эрик закатил глаза.

– Гони сюда свой член.

И куда только делась его застенчивость, которую Эрик демонстрировал первые недели в участке? Где его пылающие щеки? Впрочем, Луис недолго задавался этими вопросами, ему стало недосуг: рот у Эрика оказался на редкость умелым, горячим и жадным.

***

– И больше никаких внедрений.
– …
– Я серьезно, Эрик: твоей заднице крупно достанется, если ты вздумаешь подставить ее кому-то еще.
– Договорились.




@темы: История к истории

URL
Комментарии
2017-05-31 в 22:22 

Vinston
можно всё, главное -не спалиться...
такая горячая история:crazylove: мне очь понравилось)) и картинка:buh::heart:

2017-05-31 в 22:28 

Motik71
Любовь - это бесценный дар. Это единственная вещь, которую мы можем подарить и все же она у нас остается.
Vinston, :squeeze::squeeze: прикольные чуваки вышли, ага)))

URL
2017-06-01 в 00:38 

Кавай_моэ
Кушаю яой на завтрак, обед и ужин :)
Истории про копов я обожаю, но этом минике чувствуется, что писал отечественный автор! И употребление нецензурной лексики ей-богу портит впечатление от горячего секса! Не понимаю, зачем в слэше откровенно материться...Чтобы описать характер или настроение героя? Это далеко не лучшая идея! А так для миника очень даже прикольно написано!

   

Моторчик

главная